Чернов и Партнеры
Заглушка

ЯРСТАРОСТИ: Романовы в Ярославле – Екатерина Великая

В апреле 1727 года, уже после смерти Петра I, царским указом четыре ярославские провинции были приписаны к Московской губернии. Провинциальным и, в сущности, незначительным городом Ярославль был при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне. Ситуацию поменяла Екатерина II.

Именно эта императрица, много сделавшая для России в целом, подняла статус и нашего города, сделав его центром наместничества. Екатерина II и назначенный ею первый ярославский губернатор Алексей Мельгунов перестроили город в соответствии с регулярным планом, значительно украсили его новыми зданиями, укрепили законность и благосостояние.

В Ярославле Екатерина II была дважды, в 1765 и в 1767 годах. По итогам второй поездки она писала своим друзьям: «Город Ярославль весьма всем понравился, и я почитаю его третьим городом из тех, которые я видела в России».

В 1765 году Екатерина молода и деятельна. Она всего три года как царствует в России, но уже успела значительно укрепить свою власть. В 1763–1766 годах Екатерина приглашает в Россию немецких колонистов. Переселенцы из немецких княжеств в массовом порядке поселяются в Поволжье. В 1763 императрица существенно ограничивает полномочия Сената, низведя его фактически до совещательного органа. Это дает ей возможность принимать решения единолично (тот самый, знакомый по учебникам истории, «просвещенный абсолютизм»). А проведенная в 1764 году секуляризация, в ходе которой было упразднено 500 монастырей, а к казне перешел миллион душ крестьян, позволила укрепить финансовое положение и страны, и самой императрицы.

Екатерина собирается лучше понять страну, которой ей выпала судьба управлять. Она создает комиссию и издает Манифест о Генеральном межевании, чтобы точно определить границы земельных владений. При этом она хочет своими глазами увидеть Россию. Перекрещенная в православие, она стремится вникнуть в русские верования, приобщиться к духовному опыту.

Поэтому в своих поездках она всегда посещает храмы. Более того, некоторые путешествия Екатерины носят паломнический характер. К таким путешествиям можно отнести и первое посещение императрицей Ярославля. Оно состоялось 25 мая 1765 года.

В наш город императрица прибыла из Ростова, куда отправилась для поклонения мощам чудотворца святителя Димитрия, причисленного к лику святых в 1757 году. Эти мощи при ней перекладывались в устроенную еще Елизаветой Петровной раку. Жители встречали её далеко за городом. При въезде императрицы в Ярославль звонили колокола многочисленных церквей и гремели пушки.

Прямо с дороги Екатерина заехала в Спасо–Преображенский монастырь. Здесь она отслушала молебен в Спасском монастыре и приложилась к мощам благоверных ярославских князей. Затем она посетила Успенский собор, где ее встретило ярославское духовенство и представители других сословий. Для императрицы были подготовлены покои в архиерейском доме (Митрополичьи палаты), но в этот раз она в них не остановилась.

Поехав с представительной делегацией дворян осмотреть мануфактуру Затрапезнова, Екатерина там и осталась. Есть предание, что императрица каталась на лодке по прудам в Петропавловском парке, якобы даже восклицая «Ах, какая фабричка! Ах, какая душка!». Проверить это не представляется возможным. Но поверить в это несложно, поскольку устроенный Затрапезновыми регулярный парк по аналогии с Летним садом в Санкт–Петербурге был рассчитан на прием высоких гостей. И, действительно, Ярославскую Большую мануфактуру посещали многие особы царских кровей. Установленный факт, что Екатерина осталась ночевать на мануфактуре в специальных комнатах на случай приезда царских особ.

Вообще, в те годы усадьба затрапезновской мануфактуры была одним из самых богатых и приличных мест города. Не случайно более чем через десять лет губернатор Мельгунов напишет Екатерине, знакомой с ситуацией, что для устройства наместничества в Ярославле имеется только одно подходящее место – каменный дом Ярославской Большой Мануфактуры.

Здесь же на следующий день, 26 мая, Екатерина провела прием ярославских дворян, купцов, промышленников. К сожалению, не сохранилось сведений о содержании просьб, с которыми ярославцы обращались к императрице, а также о ее ответах. Обедала императрица в Архиерейском доме. К столу было приглашено всё знатное ярославское дворянство. После обеда императрица отправилась в Толгский монастырь, где отслушала молебен, приложилась к чудотворной иконе Божией Матери и осмотрела знаменитую кедровую рощу. В императорской шлюпке в сопровождении множества лодок Екатерина по Волге и Которосли вернулась на мануфактуру Затрапезнова.

Есть сведения, что 27 мая императрица вновь осматривала фабрики Затрапезновых, а также Гурьевых, Колосова и другие, хвалила старание промышленников и поощряла их к большему усовершенствованию изделий.

28 мая утром Екатерина в Митрополичьих палатах приняла собравшееся ярославское дворянство и купечество. Императрица всех допустила к своей руке, поблагодарила за радушный прием, хвалила местность города и даже высказала желание, впрочем, так и не осуществленное, построить здесь свой дворец. После обеда Екатерина отправилась в Москву.

Следующее посещение Ярославля императрицей состоялось через два года. В это время Екатерина продолжала свою реформаторскую деятельность. В 1766 была созвана Комиссия для составления нового Уложения – кодекса законов. В нее вошли выборные представители от дворянства, купечества, государственных крестьян. В качестве напутствия в работе Комиссии Екатерина написала свой «Наказ» с привычными, в общем, для нас идеями: «Равенство всех граждан состоит в том, чтобы все подвержены были тем же законам»; «Приговоры судей должны быть народу ведомы, как и доказательства преступлений, чтоб всяк из граждан мог сказать, что он живет под защитою закона»; «Человека не можно почитать виноватым прежде приговора судейского, и законы не могут его лишить защиты своей, прежде нежели доказано будет, что он нарушил оные»; «Сделайте, чтоб люди боялись законов и никого бы, кроме их, не боялись». Тогда эти положения выглядели столь революционно, что «Наказ», кстати, переведенный на многие языки, во Франции запретил к печати Людовик XVI.

В 1767 году Екатерина задумала путешествие по Волге, чтобы еще лучше узнать страну, которая находилась в ее власти. Путь императрицы начался в Твери, а закончился в Синбирске (Симбирске, сейчас – Ульяновск). Караван Екатерины состоял из пяти пассажирских и четырех «кухонных» галер, госпитального судна, десяти полубарок с лейб–гвардейцами и припасами и четырех больших лодок.

В Ярославль суда прибыли 9 мая, прежде посетив Углич и Рыбную слободу (Рыбинск). На Стрелке была устроена пристань. Ярославцы ждали императрицу в Успенском соборе. Флотилия встала на якорь, а Екатерина на богатой шлюпке переправилась на берег под непрерывные крики «ура» и пушечные выстрелы (которых очевидцы насчитали 81).

Архиепископ приветствовал высокую гостью речью, а сошедший с ним ярославский воевода доложил о благосостоянии города. Здесь же Екатерине поднесли хлеб–соль. Затем она по специально устроенной к ее приезду лестнице поднялась в Успенский собор. Там она приложилась к мощам и иконам, после чего удалилась почивать в Митрополичьи палаты.

На следующий день императрице представлялись знатнейшее духовенство, дворянство и купечество. Здесь же она выслушала жалобы на ярославского воеводу и тут же велела Сенату заменить его: «по нерасторопности своей должность свою исполняет с трудом и не может способствовать восстановлению мира между купечеством».

После приёма Екатерина посетила Спасский монастырь, а после стола обозрела фабрики. В этот приезд она посетила шелковые мануфактуры. Смотреть их императрица отправилась с зарубежными послами.  Она выпытывала, не мешают ли развитию производства чиновники, спрашивала купцов о прибыли, о расширении производства, о замене рабочих машинами. Последнего, кстати, Екатерина не одобряла – считала, что распространение машин лишает людей работы.

11 мая ей опять представлялись дворяне и купцы. Императрица вновь поехала смотреть ярославские фабрики. А вечером Екатерина посетила устроенный в ее честь бал, где была одета в русское платье и кокошник. Ставший позже известным поэтом ярославец Василий Майков читал «Оду на прибытие её величества из Москвы в Ярославль»:

Поверь, поверь и не смущайся,

О Ярославль, судьбою сей!

Прямым весельем наслаждайся

И в честь монархине своей

Воздвигни из сердец сложенный

Алтарь, усердием возжженный,

Составь торжественный ей лик:

Такою жертвой угождают

Народы, кои почитают

Спасительми своих владык.

Кстати, муза посетила в Ярославле и саму Екатерину. Известная своими литературными упражнениями, она написала позже пять пьес, основанных на историях из ярославской жизни, которые ей рассказывались вечерами в Митрополичьих палатах.

12 мая в честь императрицы был устроен фейерверк. На следующий день Екатерина вернулась на императорскую галеру и продолжила своё путешествие. Депутаты от Ярославля провожали её до Костромы.

Для полноты картины надо добавить, что, желающая выглядеть «просвещенной» императрицей, пекущейся о благе своих подданных, Екатерина вовсе не предпринимала усилий к улучшению жизни основной массы населения России – крестьян. Так, согласно ее указу от 1767 года крестьянские жалобы на помещиков считались «ложными доносами», а их авторов ждала ссылка в Сибирь. Крестьян по–прежнему можно было продавать, дарить, проигрывать в карты. В том числе и это спровоцировало жестокое пугачевское восстание, которое является также неотъемлемой частью истории Екатерины II.

Ярославский край этим «бессмысленным и беспощадным бунтом» не был охвачен, но крестьяне убегали отсюда к Пугачеву. Это волновало местные власти, и дворянство организовало в Ярославле и других городах губернии отряды для подавления крестьянских волнений, запасало оружие и просило присылки войск из Москвы. В июне 1775 года Пугачев был разбит под Казанью, и часть его войска рассыпалась по соседним регионам. В Ярославле вскоре был пойман и после допроса с большими предосторожностями направлен в Правительствующий Сенат в Москву яицкий казак Максим Мизинов.

После окончания русско–турецкой войны 1768–1774 годов и подавления пугачевского восстания начался новый этап реформ Екатерины II. Императрица во многом единолично разрабатывала важнейшие законодательные акты и, имея неограниченную власть, претворяла их в жизнь. Для нашего города ее реформы были благотворны.

По «Учреждению для управления губерний» 1775 года провинции упразднялись, и происходил переход на двухуровневое деление: губерния – уезд. Одной из первых в 1777 году была создана Ярославская губерния и, дан указ об учреждении Ярославского наместничества. Первым его генерал–губернатором (наместником) стал Алексей Петрович Мельгунов. (Подробнее о нем читайте ЯРСТАРОСТИ: Алексей Мельгунов – первый ярославский губернатор ).

Первое время в наместничество входили Ярославская и Костромская губернии, затем Ярославская и Вологодская, а с 1784 года к ним присоединилась и Архангельская. В результате под управлением ярославского наместника Мельгунова находилась огромная территория с населением более 1,5 млн человек – от Петровска и Ростова на юге до Архангельска на Белом море.

Статус города, где находилась резиденция наместника, выделял Ярославль среди прочих губернских городов. Отчасти это объяснялось личностью генерал–губернатора. Алексей Мельгунов был близким другом императора Петра III, и Екатерина относилась к нему настороженно. Но с годами, убедившись в его любви к отечеству, стала считать Мельгунова человеком «очень и очень нужным государству».

Посещение Ярославля настолько осталось в памяти Екатерины, что воспоминание о нем заставило произнести фразу, ставшую исторической: «Волжские города красивы по ситуации, но мерзостны по застройке». Исправить это был призван регулярный план застройки города, который утвердила императрица. Реализацию плана осуществил А.П. Мельгунов.

Когда наместник прибыл в Ярославль, в городе было только 43 каменных постройки и 3 тысячи деревянных, а к концу 18 века – уже 334 каменных здания и 785 каменных лавок. Ярославль украсили постройки в стиле классицизма – ансамбль присутственных мест с дворцом наместника (разобран в 1797 году по указу Павла I) на Ильинской площади, Дом призрения ближнего, дом вице–губернатора и многие другие.

В екатерининские времена в Ярославле появилось училище для дворянских детей (1778) и две городские школы(1786). В 1786 году в городе открылась типография, где печатался первый русский провинциальный журнал «Уединенный пошехонец».

Екатерининское время оставило ярчайший след в истории Ярославля. По сути, именно при Екатерине II оформился тот исторический центр города с его регулярной застройкой, который мы знаем и любим, и который в первую очередь стал причиной вхождения Ярославля в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Александр Шиханов

РаспечататьЯРСТАРОСТИдинастия Романовыхекатерина великая

Комментарии:

    Студия дизайна
    Дом.ру
    Заглушка
    ЖК Советский
    Адвокаты

    ЯРСТАРОСТИ: Романовы в Ярославле – Петр Первый

    ЯРСТАРОСТИ: Романовы в Ярославле – Михаил Федорович

    Заглушка

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Стрелецкая слобода

    ЯРСТАРОСТИ: Ярославль ссыльный – Тверицкая слобода

    ЯРСТАРОСТИ: Полиция в Ярославле после революций 1917 года

    ЯРСТАРОСТИ: Кошелек и жизнь – поговорим о доходах сотрудников полиции

    ЯРСТАРОСТИ: «Расстрелянный Ярославль» и «Жестокий романс» – история одного парохода

    ЯРСТАРОСТИ: Как братья Чернецовы создавали самый большой портрет Волги

    ЯРСТАРОСТИ: Как поэт Балтрушайтис увёл дочь купца Оловянишникова

    ЯРСТАРОСТИ: Как писатель Борис Пильняк стал в Угличе «клеветником»

    © 2011 — 2018 "ЯРНОВОСТИ". Сделано наглядно в Modus studio

    Яндекс.Метрика